Tags: Журналистика

Об «активистах» и «террористах»

Украинское двоемыслие

Разговор об «активистах» и «террористах» до сих пор актуален. Казалось бы, что на восьмой год войны в Донбассе пора уже прекратить использовать термины, которые совершенно не соответствуют действительности, но в украинской пропаганде продолжают использовать их, несмотря на то, что у каждого есть вполне конкретное описание, не подходящее под людей, на которых навешивается тот или иной ярлык.

«Террорист»

В середине марта я опубликовал снимок в своём Telegram. При этом я сослался на конкретное украинское издание, на страницах которого я встретил это фото. На сайте «Остро» появилась новость о том, что на площади Ленина в Донецке неизвестные на снегу написали «ПТН ПНХ». Авторы заметки называют «героев» новости «патриотами». В своём тексте я обратил внимание на «храбрость» этих людей.

«Прийти в тёмное время суток, нагадить на снегу, который уже утром растает, и никто не заметит "шедевра", зато "украинские СМИ" обратят на это внимание публики. Иначе в Донецке вообще никто не узнал бы, что в городе живут такие "украинские патриоты"», — написал я в своём канале.

На этот пост обратило внимание другое одиозное украинское издание «Диалог». Авторы заметки подписали меня, как «террориста» и «боевика» ДНР. «Фотографию опубликовал на своей странице в Telegram террорист "ДНР" Денис Григорюк… Эта надпись вызвала активные обсуждения в социальных сетях: сам боевик Григорюк назвал акцию "показательной" и "спланированной"», — пишут авторы «Диалога».

Collapse )
promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Перемены в Донбассе

Почему Киев вернулся к мирной риторике

Регулярно в Донбассе появляются тревожные сообщения. Будучи на фронте, периодически слышал от военных информацию о грядущем обострении, которое должно было произойти буквально через пару месяцев. Потом намеченная дата проходила, но появлялась новая. Вместе с ней – и причины, почему же в прошлый раз полномасштабных боёв не случилось. И так повторялось из разу в раз. Должно быть, из-за этого до конца не верилось в то, что в марте 2021 года случится очередное обострение вооруженного конфликта в Донбассе. Я убеждал себя тем, что никто не будет заблаговременно объявлять о своих намерениях, а если об этом так явно говорят, то это должно свидетельствовать об обратном.

Март уже в прошлом, хотя отдельные эксперты ожидали, что первый месяц весны станет отправной точкой для перемен в Донбассе. Но единственное, чем запомнился прошлый месяц — активной информационной кампанией, которая показала, что Украиной правят люди из медиа-бизнеса, которые хорошо знают своё дело. Но, судя по всему, цель, которую ставил перед собой официальный Киев, достигнута, а соответственно – нагнетать обстановку больше не выгодно и эскалацию нужно будет отложить для следующего нужного случая.

Collapse )

Зачистка медийного пространства

Опасные тенденции времён «горячих» фаз конфликта в Донбассе

Вспомнилась весна 2014 года. Она запомнилась не только масштабными акциями в городах Донбасса, но также и тем, как о них рассказывали в украинских медиа. Вдруг в один момент они стали нагло врать. Или не вдруг. Просто до этого нас мало это касалось, поэтому мы особо не следили за происходящим в СМИ. Теперь же всё украинское информационное пространство было нацелено в одну сторону. Не было точки зрения Донбасса, говорили исключительно о «сепаратистах», «террористах», «маргиналах», «бандитах» и т.д.

А после началась война, и ситуация лишь усугубилась. Если раньше просто врали о том, на баррикадах в Донецке стоят «нетрезвые люди», то тут применялась наглая ложь, не имеющая ничего общего с действительностью. Помню, какие эмоции испытывали тогда в Донецке. По городу били из всего имеющегося у ВСУ тяжёлого вооружения, над городом гудели двигатели боевых самолётов украинской армии, на улицах текли реки крови, в домах зияли дыры от прямых попаданий, над зданиями вздымались клубы дыма, а в это время по всем украинским СМИ сообщали о «самообстрелах». Тогда была ненависть, искренняя и неподдельная, и не только к тем, кто стреляет по Донецку, но и к тем, кто это поддерживает информационно, скрывает военные преступления.

Collapse )

Трусливое молчание и закономерный итог

Почему мне не жаль украинские телеканалы

Одной из наиболее обсуждаемых тем в медиа-пространстве на данный момент является запрет президентом Украины Владимиром Зеленским трёх оппозиционных украинских телеканалов, которые принадлежат политику и олигарху Виктору Медведчуку. Кроме того, со стороны украинских властей оказывается давление на Telegram-каналы, которые публикуют посты критического характера. СБУ обвинила авторов ресурсов в «информационном терроризме», так как те не стеснялись говорить вслух о проблемах, которые создала команда Зеленского. Разумеется, поднялся вопрос о «свободе слова» на Украине. На эту тему проводят ток-шоу на телеканалах, которым Зеленский пока ещё не запретил работать, об этом снимают видеоролики и пишут статьи\заметки на информационных порталах. В общем, тема интересная и обсуждаемая. Причём, подчеркну, что об этом говорят не только внутри самой Украины, но также и за её пределами, что немаловажно.

Как мне кажется, с обсуждением этого вопроса многие запоздали. Примерно, лет так на семь, ведь ещё в 2014 году украинские власти взяли курс на жёсткую цензуру. Все же прекрасно помнят, как существовала одна единственная «линия партии», а всё, что выбивалось из струи, тут же получало ярлык «сепаратист\террорист\пророссийский». Так, вне закона оказалась огромная часть Украины, когда на Востоке местные жители отказались признавать власть преступников, пришедших в высокие кабинеты с помощью насилия оголтелой толпы в центре Киева.

Collapse )

Шесть лет как один день: Cудьбоносный выбор 11 мая 2014 года

 Год назад было невозможно представить, что в Донецке не будет торжественного марша по случаю шестой годовщины проведения Референдума и, соответственно, провозглашения независимости Республики. Впрочем, в этом тоже есть свои плюсы. Есть возможность остановиться, выдохнуть и оглянуться назад, проанализировать, какой путь был пройден за этот период.

Collapse )

Лишение журналисток аккредитации

Задержание в Зайцево и реакция сообщества

Всего через неделю после того, как я написал заметку «Зачем говорить о войне», двух журналисток лишили военной аккредитации за посещение фронтового посёлка Зайцево без согласования с Корпусом ДНР.

О случившемся я узнал из Telegram-канала Игоря Димитриева «Русский ориенталист». Востоковед рассказал о том, что за посещение Зайцево без согласования корреспондента News-Front Екатерину Катину и журналистку EA DAILY Кристину Мельникову лишили аккредитации на четыре месяца. Девушки делали репортажи о ночных обстрелах посёлка, общались с мирными жителями, а после на выезде из села их задержали военнослужащие комендатуры ДНР. Вскоре их отпустили.

Долгое время журналисты не писали о том, что произошло. В сети они не комментировали инцидент, что было в новинку. Обычно Мельникова эмоционально и с подробностями расписывает, что приключилось с ней, а в этот раз была тишина.

Я решил связаться с Кристиной, чтобы выяснить, что произошло 8 марта.

Нас отвезли в комендатуру, а потом лишили аккредитации

Военный корреспондент рассказала, что они вместе с Катиной отправились прифронтовой поселок Зайцево, что на окраине Горловки. Накануне село было обстреляно со стороны ВСУ.

Collapse )

В чаше «Донбасс арены»

Стадион с непростой судьбой

«Донбасс арена» не используют по прямому назначению — проведение футбольных матчей — больше, чем она была в эксплуатации. Последняя футбольная баталия, которая состоялась на донецком стадионе, была 2 мая 2014 года. Тогда «Шахтёр» уверенно победил мариупольский «Ильичевец». Более пяти лет назад «Донбасс арена» установила антирекорд — всего 18 тысяч болельщиков посетило тот поединок. 

Так вышло, что я был на последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы на «Донбасс арене». Эта информация свалилась на меня во время просмотра недавнего матча «Шахтёр-Бенфика». Комментатор в очередной раз вспомнил, что донецкая команда де-факто уже давно такой не является. 27 ноября 2013 состоялся последний матч Лиги чемпионов против испанского «Реал Сосьедада», а 27 февраля 2014 «Шахтёр» проиграл «Виктории» и вылетел из Лиги Европы. С тех пор не состоялось ни одного поединка в еврокубках на стадионе «Донбасс арена». 

Зато в знаменитой компьютерной игре Call of Duty теперь любой желающий сможет «повоевать» на территории ну уж очень напоминающей окрестности спортивной арены донецких горняков. Игрокам никто не расскажет, что боевые действия не велись на стадионе, но для кого это будет иметь значение, когда тебе дают возможность пострелять на «Донбасс арене», пусть прямо не называя вещи своими именами. 

Я во второй раз за время вооружённого конфликта вернулся в чашу донецкой жемчужины. 

Тихим мартовским днём 

Collapse )

Зачем говорить о войне

Опасность бюрократических запретов

Войну нужно показывать. Как бы парадоксально это ни прозвучало, но в этом нет пропаганды боевых действий. Продемонстрировать ужасы уничтожения одной группы людей другой — не значит её популяризировать. Напротив. Все антивоенные книги были насыщены подробностями о быте военнослужащих, о тяготах и лишениях, о переживаниях, которые тревожат солдата во время обстрелов и после первого столкновения с противником лицом к лицу.  

Большинство солдат немногословны. Их уникальный жизненный опыт так и останется их личной трагедией, а может быть и не трагедией, а чем-то героическим, но нерассказанным. Не потому, что кто-то слишком скромен или не хочет светиться перед камерами, а банально не хватит навыков. Но это не важно для военного. Главная задача — защитить, а не рассказывать о своей работе. Для этого есть журналисты или писатели. Вот у кого есть все необходимые навыки для рассказа истории.  

Этот материал о военной журналистике. О её роли, о том, что отказ от показа боевых действий может привести к забвению. 

Collapse )

Вновь быть живым…

Непопулярная война и мечты о мире

«Красная-красная кровь –
Через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава,
Через три она снова жива»
(с) Кино — Звезда по имени солнце 

Война в Донбассе перестала быть зрелищной. Информационные агентства больше не присылают в Донбасс съёмочные группы, которые смогут сделать сочный репортаж для прайм-тайма, именитые корреспонденты не приезжают сделать громкий материал, способный раскрутить конфликт или же остановить его. Тема информационной составляющей войны в Донбассе утратила коммерческий интерес. Кровь, слёзы, страдания – то, что хорошо продаётся массовому зрителю, сейчас не в тренде. Донбасс больше не приносит высокие рейтинги. Никому не интересно смотреть за неопределённостью, которая прочно обосновалась на просторах шахтёрского региона. Поэтому кому-то может показаться, что война существует только в риторике политических спекулянтов.
 

Collapse )

Пресс-конференция Путина: ежегодный брифинг президента глазами донецких журналистов

Ежегодная пресс-конференция президента РФ Владимира Путина прошла 19 декабря в Москве. Впервые за период вооруженного конфликта в Донбассе на брифинг главы российского государства были приглашены журналисты из ДНР. Как и ожидалось, приезд корреспондентов из воюющего региона не прошёл бесследно. 

Мне удалось взять эксклюзивный комментарий у участников небольшого скандала в кулуарах брифинга. Посмотрим на пресс-конференцию президента России глазами журналистов из Донецкой Народной Республики. 

Collapse )