denyaleto

Categories:

Сквозь информационную блокаду

Интервью с военкором Кристиной Мельниковой

Республики Донбасса живут в условиях информационной блокады всё время своего существования. В периоды затишья это не особо ощущается, но в условиях обострения вооруженного конфликта результаты этого очевидны. На данный момент ВСУ вновь ведут себя агрессивно, но вот на Западе, благодаря искаженной информации, считают, что именно ЛДНР нарушают мирные соглашения. До рядового жителя европейских стран не доходят правдивые данные о происходящем в республиках.

Один из способов достучаться до европейцев — демонстрация результатов действий киевских властей. Это крайне проблематично сделать, так как европейские политики в основном придерживаются «антидонбасской» позиции. Но всё же иногда удаётся пробиться сквозь информационную блокаду.

Выставка о Донбассе и Карабахе в Чехии

В начале ноября в Чехии была открыта фотовыставка военкора Кристины Мельниковой. В ней журналистка показала снимки из Донбасса, а также кадры, которые она сделала во время своей поездки в Нагорный Карабах во время обострения конфликта прошлой осенью. Выставка прошла в галерее «Futura» в историческом центре Праги, в двух шагах от Народного музея. Организаторами стали местные коммунисты и редакция чешского издания «Хало», а в открытии приняла участие депутат Европарламента Катерина Конечна. Политик сейчас занимает должность руководителя Коммунистической партии Чехии и Моравии, поэтому она и открывала фотовыставку Мельниковой.

Кроме того, Кристина в Чехии встретилась с сенатором Ярославом Дубравой, который вручил ей благодарственное письмо от сената. Как выяснилось, Дубрава во время бомбардировок Югославии ездил в Белград, выступал против европейской поддержки агрессии против Югославии, а в 2014 году он приезжал в Луганск.

Мельникова посвятила выставку своей подруге, с которой она познакомилась в Донбассе — военкору Екатерине Катиной, которая скончалась летом 2021 года. В Чехии были показаны фотографии из совместных выездов на фронт в Донбассе двух девушек-корреспондентов.

Мне удалось пообщаться с Кристиной и взять у неё интервью.

Девушка впервые приехала в Донбасс ещё осенью 2014 года. Приехала добровольно, даже можно сказать, самовольно — взяла отпуск в редакции, так как руководство издания не хотело брать на себя ответственность за жизнь корреспондента в «горячей точке». Тем не менее, даже после первой непродолжительной поездки Мельникова периодически приезжала в Донецк и Луганск освещать вооружённый конфликт, а после и вовсе прожила в Донбассе 4 года, обзавелась друзьями и близкими знакомыми. О своей работе на фронте, о войне в Донбассе, о людях и о многом другом журналистка рассказала во время презентации выставки чехам, которые всё-таки интересуются альтернативной информацией о происходящем в ЛДНР.

Вопреки пропаганде

— Как получилось, что твои снимки "красной зоны" в Донбассе со стороны Республик попали в Евросоюз?

— Во время работы в НКР я познакомилась с чешским журналистом, пишущим для коммунистической газеты «Хало новини», мы подружились, нашли общий язык, первоначально он попросил меня рассказать в интервью о работе на Донбассе, а потом предложил написать серию статей – интервью с жителями Донбасса, чтобы дать им слово в европейской прессе. Очень редко в Европе можно найти редакцию, которая сочувствует Донбассу и готова предоставлять свои полосы его голосу. Но тут случилось чудо, и мы благополучно опубликовали интервью с несколькими людьми.

Прогремело интервью с мамой погибшего в Александровском Владика Дмитриева – Екатериной Дмитриевой. «Хало» оказалось едва ли не единственным СМИ Чехии, написавшем правду о мальчике, и одним из немногих, у кого было эксклюзивное интервью с ней. Этот текст потом перепечатали немецкие и польские издания. Изначально, у нас была грандиозная идея приехать с героями наших интервью, но у многих не сложилось с оформлением документов, не все еще даже успели получить паспорта, и чтобы не отказываться от идеи, было решено пригласить хотя бы меня и провести выставку моих репортажных фото из Донбасса и из НКР, рассказать о судьбах людей, перемолотых жерновом локальных конфликтов постсоветского пространства. На самом деле я до последнего не верила, что все получится.

— Были ли какие-то трудности с организацией выставки? Какие-то ограничения или же вовсе запрет на показ отдельных кадров?

— В Чехии сегодня очень сильны прозападные, антидонбасские и антироссийские силы, которые на последних выборах заняли чуть ли не весь парламент, вытеснив чешских левых. Здесь совсем недавно арестовали Александра Франчетти за его участие в крымских событиях, здесь вынесли ряд ужасающих по своей жестокости и нелепости приговоров ополченцам и участникам событий на Донбассе. Не только ополченцы, но и те, кто оказывал гуманитарную помощь мирным жителям, подвергаются преследованиям и репрессиям. Так, в этом году в терроризме обвинили священника Православной церкви Чешских земель и Словакии Пржемысла Ивана Гадраву за то, что он помогал детскому дому на Донбассе, переводя туда деньги. Если ты сделал перевод в ДНР, то по чешским порядкам ты уже террорист. Одновременно с этим тут достаточно ярко выражены пророссийские настроения, вопреки агрессивной русофобской пропаганде. Есть запрос на альтернативную информацию, и есть те, кто пытаются ее донести. Эти люди – настоящие идеалисты, они в меньшинстве и идут против течения.

Никаких запретов не было, два стенда посвящены ополченцам, их портреты. С точки зрения чешского официоза – это террористы. Впрочем, как я уже говорила, «террористы» – это и дети, сидящие в подвалах в Горловке во время попытки наступления ВСУ на ее окраины в 2018 году, потому что либеральная пропаганда здесь воспринимает Донбасс как нечто единое целое, что необходимо уничтожить. Фотографии на выставке расположены на стендах, по несколько работ, и, на мой взгляд, их слишком много – несколько десятков. Но это был выбор и решение приглашающей стороны.

Чехи хотят знать правду о Донбассе

— Какие кадры ты решила показать в Чехии? И почему именно эти снимки решила продемонстрировать европейцам?

— Там нет системы и концепции, я просто выбрала фотографии, о которых мне есть что рассказать, и которые раньше иллюстрировали мои репортажи. Полноценно я работала пока только на двух войнах. И там также представлены фото, снятые во время второй войны в НКР (разрушенный город, люди в подвалах, храм в Шуши и последняя армянская свадьба в нем, послевоенные процессы – ополченцы, которые строят баррикады для оборон Сюника на случай новой войны.)

С Донбассом все было сложнее, я не вела стройного архива, и было тяжело систематизировать то, что сохранилось. У нас был всего один день на подготовку выставки в поле. Но в любом случае она получилась, потому что был живой отклик, живая реакция. И я безумно рада, что она идет в то самое время, когда в Чехии антироссийские настроения достигли просто какой-то кульминации безумия с учетом выносимых приговоров и задержания Франчетти. Мне часто сами чехи говорили, как возмутительно то, что сидят только те, кто поддерживал Донбасс. Ни одного приговора за участие в войне на стороне Украины вынесено не было. Даже в США недавно осудили преступления участников украинских добробатов. А славянской Чехии, наследнице соцлагеря, не дают слабину, потому что понимают – что «опасные» настроения среди народа достаточно сильны и нельзя позволить им расцвести и окрепнуть.

К слову, негативная реакция на выставку, естественно, была, местная либеральная журналистка написала, что я террористка и поддерживаю террористов, напомнив о сроке, на который в Чехии осуждают за пропаганду терроризма. Опиралась она, что любопытно, на мою страничку на «Миротворце». «Кто такая военкор Мельникова? Это знает украинский сайт «Миротворец», который внес ее в чистилище в 2017 году». Удивительной, что эти люди считают себя либералами. Это настоящий непримиримый фашизм в духе Кафки, на могиле которого я была в Праге.

— Как реагировали европейцы на показанные кадры?

— В настоящее время я езжу по регионам Чехии, и везде мы на проекторе показываем мои фотографии, говорим по несколько часов, и люди слушают внимательно и с интересом, подходят и благодарят меня. Было безумно трогательно, когда ко мне подошла немолодая женщина, показывая старый альбом, посвященный освобождению Праги Красной армией. Она со слезами на глазах говорила, что в Чехии никогда не забудут подвига Красной армии. И таких людей было много, хоть их голос сейчас и заглушен официальной повесточкой.

Что и не удивительно – прозападные СМИ имеют большое финансирование, рекламу и тиражи, в отличие от СМИ, представляющих голоса этих людей. Конечно, в основном хранителями исторической памяти являются люди немолодые. Но вчера в городе Кромержиж ко мне подошла девочка лет 13 с красивым именем Павлина. Она три часа, пока мы говорили о Донбассе, внимательно слушала, а потом задавала вопросы о фотографиях. Ее мама воспитала в своих детях критическое мышление. Её средняя дочка Катерина, которой 11 лет, в открытую спорит с учителями истории и обществознания. Однажды во время очередного русофобского выпада преподавателя она встала и громко заявила: «Вы все лжете!». Это кажется немного патетичным, но нужно понимать, что эти люди идут против ветра, и для таких поступков нужно настоящее мужество.

Кстати, Павлина говорила мне, что их учителя все российские сюжеты и фотографии из Донбасса называют постановочными, говорят, что это козни «российской пропаганды». Поэтому, конечно, такие выставки нужны. И чем менее доброжелательно руководство той или иной страны к Донбассу и России, чем агрессивнее там русофобская пропаганда, тем важнее ей противостоять, предоставляя людям глоток свежего информационного воздуха, в котором они, вне всякого сомнения, нуждаются.

О роли СМИ на войне

— Веришь ли ты в то, что с помощью подобных мероприятий можно каким-то образом повлиять на ход боевых действий?

— Увы, боевые действия могут останавливать только армии. Когда мы делали интервью с Катериной Дмитриевой, она сказала, что согласна дать его европейскому СМИ только потому, что надеется - смерть ее сына Владика наконец-то откроет глаза людям. Конечно, она многим открыла глаза, а у многих глаза и до этого были открыты. Но увы, не эти люди принимают решения и имеют властные ресурсы. Эти люди могут только сочувствовать, могут приезжать добровольцами на Донбасс, могут организовывать пикеты и писать статьи, но изменить ситуацию в корне они не могут. Но это не значит, что не нужно бороться и опускать руки. Ведь известно, что вода камень точит.

— В Донбассе сейчас происходит очередное обострение на фронте. Украина захватила наблюдателя СЦКК, а ВСУ зашли в Старомарьевку и вывесили там сине-желтый флаг. В это же время ограничения на работу военкоров всё так же присутствуют. Планируешь ли ты продолжить свою работу военного корреспондента в ЛДНР?

— Запрет на работу прессы – это настоящее вредительство, о Донбассе и так слишком мало информации, я имею в виду не эти дикие официозные сводки, написанные вызывающим душевную тошноту кривым официозным языком, которые только отталкивают от темы, а настоящую, вызывающую доверие и оставляющую пищу для ума и души информацию. Он находится в вакууме, и строить дополнительные непробиваемые стены вокруг Донбасса могут только его недоброжелатели или просто не слишком далекие люди.

Сейчас сложности связаны еще и с ковидными ограничениями на границе для россиян без местной прописки, но я всеми правдами и неправдами преодолевала барьеры, несколько раз в этом году приезжая на Донбасс, и думаю, что буду продолжать в том же духе.

Оригинал: https://asd.news/articles/dnr/skvoz-informatsionnuyu-blokadu/

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded