denyaleto

Categories:

Единение мира и войны

Удивительное вблизи Донецкого аэропорта

Июльское солнце заливало приятным закатным светом щербины на стене разрушенного храма. Золотые часы для фотографии. Днём солнце беспощадно жгло, а вечером — неумолимо скрывалось. Нужно было успеть поймать его, пока оно в конце дня дарило красивый свет. Фотографы очень любят его, устраивают постановочные фотосессии в живописном месте, чтобы фон в очередной раз подчеркивал красоту модели. Но это место для съемки не типичное. Сюда не приедут позировать красивые девушки в своих лучших нарядах, хотя Иверский монастырь пользуется популярностью у журналистов, по большей части военных. А кроме того, сюда привозят гостей Республики, чтобы наглядно показать последствия боевых действий. Поэтому Сеть переполнена фотографиями с уничтоженной святыней, расколотыми гранитными плитами памятников и раздробленными бюстами.

Не смогу сосчитать, сколько раз я фотографировал Иверский монастырь. Сам несколько раз привозил иностранных журналистов, которые инкогнито приезжали в ДНР, чтобы подготовить материалы о вооружённом конфликте в Донбассе. Вместе с ними я делал свои репортажи. Снял всё вдоль и поперёк. Не думал, что увижу здесь что-то новое, но всё же удивиться пришлось. И не один раз.

***

Ехали по печально известной улице Стратонавтов. Когда-то давно, в прошлой жизни, по ней ехал автобус до Западного автовокзала, а оттуда я отправлялся на учёбу в Горловку. Улица была иной — оживлённой, а дорога была забита различным транспортом. Но даже к военным переменам уже успели привыкнуть.

Мимо воронки в асфальте прогуливалась молодая пара. Парень толкал коляску с малышом внутри. Им навстречу проехало несколько велосипедистов. Женщина усердно крутила педали, а в это время в корзине над передним колесом ехала небольшая собачонка. Через несколько десятков метров заметил впереди ползущий автобус. Теперь здесь ездят несколько маршрутов, что сложно было представить ещё несколько лет назад. Я вспомнил кадры военкора Максима Фадеева, когда в окрестностях аэропорта ополченцы в разгар битвы за воздушную гавань подбирались к своим позициям на танках, а после на бронированной технике вывозили убитых и раненных, а сейчас тут ездит общественный транспорт.

Старенький мерседес производства конца 90-ых, потрескивая мелкой каменной крошкой вперемешку с поржавевшими кусочками металла, остановился у уничтоженного одноэтажного здания. Шифер на крыше был разбит, металлические конструкции покорёжены, также отсутствовала часть стены. Рядом с дырой поверх щербин была закреплена табличка ритуальных услуг. По соседству с объявлением были нарисованы баллончиком с краской несколько телефонных номеров с подписью «смотритель». Какие-то цифры были перечёркнуты, причём уверенно, так, чтобы уж точно никто не смог их разобрать. Видимо, смотрители менялись, а вместе с ними — и номера телефонов.

Первое новшество, которое бросилось в глаза — зеленый забор. Им была перекрыта дорога к Иверскому монастырю. Раньше по вымощенной брусчаткой дорожке с заметными следами от попаданий мин можно было проехать к останкам храма, только шлагбаум не позволял подобраться вплотную к уничтоженной святыне. Теперь кладбище было отделено от территории церкви. Подумалось, что таким образом священнослужители защищались от зевак и других военных «туристов», которые непременно фотографировали обгрызенный войной храм. Но причина оказалась другой.

В глаза бросились строительные леса. Они облепили какую-то постройку. Поначалу посчитал, что пытаются отреставрировать старый храм. Но где же купол, тот самый, что я снимал в феврале 2016 года, когда вместе с другими военными журналистами мы забирались на полуразрушенную крышу? На самом деле это оказалась стройка нового храма. Из-за обильных июньских дождей весь Донецк зарос различными кустами и травой. Кладбище у Иверского монастыря не было исключением. Склонившая голову белоснежная скульптура ангела выглядывала сквозь ветки, а сам храм спрятался за другими зарослями. Теперь я заметил, что зданий двое: одно разбитое, а второе – только строится. Там же стояли кипы бордового кирпича. Вдоль дороги всё так же растут розы. Они нежились в закатных лучах. Военная безмятежность. Оксюморон. Невозможное сочетание разрушающей войны и созидательного цветения у самой линии фронта. С этого места видны руины Донецкого аэропорта. В любой момент украинская артиллерия может ударить по ещё незавершенному зданию. Должно быть, я никогда не перестану удивляться этому.

К храму всё-таки можно подойти. Пробирались заросли на кладбище. Наступал на вытоптанные участки с травой. Шёл по чужим следам — одно из первых правил, которое я выучил, когда впервые попал в прифронтовую зону. Если на территории Саур-Могилы до сих пор находят то самое «эхо войны», то на кладбище у Иверского монастыря снарядов остаётся ещё слишком много, чтобы беспечно бродить между могил. Хотя здесь до сих пор появляются свежие холмики с деревянными крестами. Люди продолжают хоронить своих родственников на этом кладбище, несмотря на то, что линия фронта совсем рядом.

На удивление было тихо. Даже автоматной очереди не было слышно. Когда я в последний раз снимал здесь для репортажа, то редко, но были слышны «выходы». Тогда был день инаугурации президента Украины Владимира Зеленского и это были первые нарушения Минских соглашений при уже новом руководстве соседнего государства. Но сегодня было тихо.

Это место далеко от целого мира, отделено боевыми действиями, но оно пытается робкими шажками прийти к прежней, довоенной жизни. Хотя, проезжая по улице Стратонавтов, казалось, что никакой черты между миром и войной нет, она куда-то испарилась, чья-то невидимая рука стёрла её. Война и мир слились воедино. Но в любой момент эта идиллия может прекратиться. Передышка может закончиться буквально по щелчку пальцев, и война возьмёт верх.

Она всё так же близко, просто затаилась, копит силы и ждёт своего часа. Стоит сделать всего лишь один шаг, заступить за край мирной жизни и вот она, та самая война. И случится это так же, как в Нагорном Карабахе менее года назад. Просто в один момент раздастся какой-то выстрел, который будет ознаменовать новый виток конфликта. Не будет автобусов, людей с колясками и новых построек. Будет очередная битва. Вновь засвистят пули и мины, в стороны будут разлетаться шрапнель и смертоносные осколки, а после потечёт кровь. И для того, чтобы это произошло, достаточно одного сумасшедшего решения, которое будет стоить сотням, а может и тысячам невинных людей их жизней.

Оригинал: https://asd.news/articles/dnr/edinenie-mira-i-voyny/

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded