denyaleto

Category:

В память о военкоре Катерине Катиной

История одного снимка

Не могу назвать тот «выезд» особенным. Самая стандартная поездка на неспокойный фронт в Донбассе. Подобных было много, в особенности вместе с Катей Катиной. Военный корреспондент агентства «News-Front» была, пожалуй, одним из самых настырных журналистов. Практически каждую неделю от неё приходили заявки на «выезд» в окопы Народной милиции. Так как на тот момент я работал в пресс-службе силового ведомства, соответственно, мне необходимо было сопровождать репортёров на фронт.

Следующая поездка была запланирована на 3 декабря 2017 года в посёлок Александровка. Нельзя было сказать, что фронт полыхал. Не было инфоповода, какого-то резонанса, чтобы нестись в жерло войны. Война шла своим ходом. О ней знали все, но мало кто продолжал держать руку на пульсе. Именно для таких Катина и снимала свои репортажи. Для тех, кому было важно узнать, что же там происходит на фронте прямо сейчас, а не только, когда происходит нечто трагическое.

В условленное время за мной заехали двое репортёров «News Front» на знаменитом в журналистских кругах «вездеходе» (как называла его Катя) — белой уставшей Ниве, и мы поехали в «красную зону».

Александровка, интервью и кот

Нужно признать, что ситуация в посёлке с тех пор никак не изменилась. Всё так же, приезжая туда, слышишь либо от местных, либо от военных, что лучше не высовываться. На «той» стороне находятся украинские снайперы, следят за передвижениями в посёлке. Тогда прозвучали аналогичные предупреждения, когда мы прибыли на «блоки».

— Ты бы не выходил лучше. А то видишь… — парень в форме указал куда-то вдаль. Там находились украинские военные. Как объяснил военный, снайперы частенько стреляют в их сторону. Расстояние позволяло стрелку выполнить задуманное без особых сложностей, так как видно было противоборствующую сторону невооружённым глазом.

Катя вместе со своим коллегой тем временем уже общалась с бойцами на КПП. Они задавали одни и те же вопросы всем своим героям интервью. О войне, о первом бое, о самом ярком впечатлении и о мотивации пойти на войну. Ответы отличались. Каждый раз кто-то рассказывал что-то своё, если вообще удавалось разговорить солдата. Они неохотно общаются на камеру. Без неё — совершенно другие люди. Общительные, улыбчивые, говорливые. Но стоит появиться объективу, как всё меняется. Сочные воспоминания сменяются односложными ответами на вопросы, на которые буквально только что рассказал историю в красках и с подробностями. У Кати получалось разговорить даже бывалых вояк, которые и в быту были скупы на эмоции. Яркая рыжеволосая девушка, которую знали на фронте не хуже, чем Семёна Пегова или Грэма Филлипса, общалась с ними, как с людьми, которых знала не первые десять минут, а как минимум годы. Поэтому они и раскрывались ей. А после подходили и просились с ней сфотографироваться. Подобными навыками я не обладаю, поэтому по-доброму завидовал её умению найти общий язык с абсолютно незнакомым человеком.

Мне тоже нужны были снимки. Какие-то я сделал для собственного репортажа, а также нужно было отправить парочку снимков с военкорами во время работы для отчётов. Некоторые журналисты не любили этого. Начинали возмущаться, но с корреспондентами «News Front» ничего подобного не случалось. Поэтому мне и нравилось с ними ездить на фронт. Каждый занимался своим делом и не создавал проблем друг другу. Когда необходимые ритуалы были выполнены, можно было расслабиться. Интервью были записаны, я сделал свою часть работы. Стало как-то попроще. Бойцы стали раскованнее, так как понимали, что камеры больше не будут их заставлять нервничать.

По бетонным блокам пробежал серый котёнок. Он бесшумно открывал рот и куда-то смотрел в пустоту. Очередной пушистый обитатель окопов. Разумеется, он не мог обойтись без внимания. Катя взяла его на руки. Картинка наимилейшая, если не обращать внимания на фон: разбитые дома, мешки с песком и блоки военного поста на линии разграничения. Я навёл камеру на девушку в форме и броне. По ней уже во всю сновал новый знакомый. Сначала залез на плечо, что-то высматривал, нюхал. Катя аккуратно стянула его и взяла на руки. Котёнок вцепился коготками в ткань бронежилета. Девушка смотрела на него и гладила. Пушистый расслабился и доверился. Он почувствовал, что в надёжных руках, поэтому не сопротивлялся. Я во второй раз навёл камеру на Катю, выстроил экспозицию, сфокусировался на военкоре и коте и нажал на кнопку. Защёлкал затвор. Вышло пять кадров. Из них я отобрал один и после вечером отправил его Кате.

«Спасибо! Так мило :)», — написала военкор.

Последний снимок в Telegram-канале Катиной — другой фронтовой котёнок. 

Прощание с донецким военкором

Кати не стало 9 июля. Скоротечная болезнь. О том, что военкор столкнулась с проблемами, стало известно из её Telegram-канала "Рыжая с камерой". В нём 23 июня она поделилась информацией о том, что страдала от головных болей.

«Знаете, друзья, я всегда довольно наплевательски относилась к своему здоровью. Ничего не болит, ну и ладно. Мелкие болячки на ногах, никаких больничных, зачем мне анализы. Но когда я чуть не потеряла сознание в центре города, когда давление у меня эти три дня шкалило 170 на 120, а от головной боли невозможно было никак избавиться, я пересмотрела своё отношение к этому вопросу», — сообщала Катина.

Это объясняло тот факт, что репортёр пропустила концерт пианистки Валентины Лисицы. На подобных мероприятиях я и пересекался с Катиной после моего ухода их пресс-службы, хотя девушка продолжала заниматься военной журналистикой и даже попадала в неприятности. Но в своём посте 23 июня военкор обещала, что скоро вернётся к работе и продолжит делать репортажи о жизни ДНР. Сюжеты стали вновь появляться, значит всё нормализовалось. Но 7 июля в сети появилось сообщение о том, что Катя попала в больницу с инсультом. В Донецк из Москвы отправили необходимые медикаменты, но всё же спасти девушку не удалось. 9 июля её сердце остановилось.

На следующий день были похороны. Прощались с известным донецким военкором на территории республиканской травматологии. Пришло несколько сотен людей — коллеги по цеху, политики, общественные деятели, представители администрации Главы ДНР, военные, друзья и подруги, близкие и родственники. Прятались в тени, потому что июльское солнце беспощадно пекло. Появился белый бусик. Толпа людей с цветами ринулась к нему. Сотрудники ритуальной конторы вынесли гроб. Все желающие могли подойти и попрощаться с военкором.

— Здравствуйте, Денис. Я Татьяна из Минерального, — заговорила со мной женщина, которую я видел впервые, но сразу понял с кем говорю. С Татьяной мы общались только в Сети. От неё узнавал какие-то подробности о том, что происходит вблизи передовой. Они всей семьей приехали с прифронтовой зоны, чтобы проститься с Катиной.

— Здравствуйте. Как у вас дела? Слышал, что вас сейчас снова стали обстреливать.

— Да. Мы с Катей на днях очень долго общались. До поздней ночи переписывались. И тут такое.

Героев материалов Катиной было очень много. Среди них не только военнослужащие, но и простые мирные жители, которые рассказывали военкору об обстрелах, о своих проблемах, о жизни на войне. Они пришли проститься с человеком, который давал им надежду на то, что о бедах гражданского населения ДНР узнает общественность и ситуация каким-то образом приблизится к миру.

К сожалению, Катина не дожила до дня, когда война в Донбассе закончится. Похоронили военкора на кладбище «Донецкое море», где лежат герои ДНР, а также её возлюбленный «Скрипач». Теперь она снова с ним.  

Оригинал: https://asd.news/articles/persony/v-pamyat-o-voenkore-katerine-katinoy/

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded