denyaleto

Categories:

После пожара на Путиловке

Поездка на окраину Донецка

«Пожаром уничтожено: 2300 м2 кровли, 1000 м2 перекрытия. Пожар ликвидирован. Причина пожара устанавливается. От МЧС ДНР привлекалось: 11 единиц техники, 60 человек личного состава… В предыдущий раз пожар в здании поликлиники № 18 произошел 28 июля».

На остановке «Полиграфическая» вышли все пассажиры. Почти все, если быть точным. Я остался в салоне автобуса. Дверь закрылась. Я покрутил головой. Убедился в том, что я оказался прав и я остался один на один с водителем. Через минуту я подошел к передней двери. Удивленный взгляд водителя дал понять, что он думал, что все пассажиры вышли.

- Тебе, наверно, там нужно было выходить, - он показал на конечную остановку 25-го маршрута. Автобус медленно поворачивал.

- Да, мне так даже лучше.

- Спрятался там, - с улыбкой проговорил водитель.

Мне, действительно, так было даже лучше. Как я догадался, 25-ый маршрут заканчивается на одну остановку раньше, хотя на 18-ой больнице поставили новые остановочные павильоны, а к ним даже провели свет. Местные жители писали об этом в социальных сетях, поэтому я обратил внимание на кабели, которые тянулись от одного фонарного столба к другому.

«День остывал». Хорошее описание. Поэтичное. Но оно из книги. Реальная жизнь не похожа на ту, что описывают писатели. Хотя это коротенькое предложение из книги Довлатова идеально подходило под ситуацию. Конец августа. Солнце поливало окрестности Донецка желтым светом. Привычно пустой Киевский проспект.

Думал, что вновь нахлынет довоенная ностальгия, но её всё не было. Натужно попытался вспомнить свои поездки в Горловку по этой дороге на междугороднем автобусе. Да, действительно, они были. И вполне реальные. Память все так же их хранит, но уже в качестве открытки о былой жизни.

Эта местность пребывает в таком виде дольше, чем я ездил на учебу в горловский ИнЯз. Поэтому удивляться нечему. Закономерно настала следующая стадия – принятие.

Дорогу перед самым Путиловским мостом перебегала стая бездомных собак. Они остановились на середине, рядом с полосами на асфальте, повернули морды и смотрели на автомобили, которые направлялись в их сторону. К остановке с табличкой «18 больница» прикатился муниципальный транспорт.

Я достал из кармана смартфон, разблокировал его и на дисплее появилась сводка МЧС. По пути на Киевский проспект я успел просмотреть несколько сообщений в социальных сетях и остановился на официальной информации от донецких спасателей.

«21 августа в 20 ч. 34 мин. на пульт оперативно-диспетчерской службы г. Донецка поступило сообщение о пожаре в нефункционирующем 4-х этажном здании поликлиники № 18 в Киевском районе Донецка. На место вызова незамедлительно был направлен дежурный караул 4 пожарно-спасательной части. По прибытии к месту было установлено, что горит кровля на площади около 3000 кв. метров, в результате чего произошло частичное обрушение перекрытий 4-х и 3-х этажей здания. К месту пожара были направлены пожарно-спасательные подразделения по повышенному номеру вызова. По состоянию на 23 ч. 13 мин. пожар локализован. Благодаря слаженным действиям спасателей угроза распространения огня отсутствует. Для ликвидации пожара от МЧС задействовано 11 единиц техники и 60 человек личного состава».

Запах пожарища так и не исчез. Местные старушки прошли мимо сгоревшего здания медицинского учреждения, которое спряталось за зарослями, кустами и ветками высоких деревьев. Возле окон на первом этаже лежали покорёженные листы шифера. На них можно было заметить черные следы от прикосновения языков пламени. Детвора бегала рядом со зданием, на что-то показывала пальцами и громко обсуждала пожар. Малыши были под присмотром взрослых. Один из мужчин был одет в камуфлированную одежду. Немного постояли и повернули в противоположную от здания больницы сторону.

Я зашел на задний двор. Здесь был разбросан мусор. Сквозь асфальт прорывалась зелень. На стенах кто-то процитировал строчку из песни Наутилиуса Помпилиуса, кто-то признавался в любви, и тому подобная урбанистическая живопись на стенах заброшенного здания. В некоторых местах заметил бело-красную ленту с листом бумаги, на котором было написано следующее:

«Уважаемые граждане!

В связи с аварийным состоянием здания нахождение вблизи него может быть опасным! Существует опасность обрушения!

Администрация».

Не стал испытывать удачу, сделал пару кадров на первом этаже и вышел из аварийного помещения. Больница перестала функционировать в самом начале войны, так как не повезло с географическим расположением. Совсем рядом шли бои за донецкий аэропорт, здесь украинская армия пыталась прорваться на танках в город, а также артиллерия ВСУ беспощадно расстреливала не только здания поликлиники, но и жилые пятиэтажки.

Сейчас на фронте было тихо. В прошлый раз, когда я здесь был в январе еще до всей коронавирусной проблемы, со стороны линии соприкосновения доносились привычные звуки. Тогда военный даже советовал даже на Путиловку брать с собой легкий бронежилет. В такие моменты я всегда вспоминаю о местных, которые вернулись в расстрелянные дома, или о тех, кто вообще не покидал эту местность даже в разгар войны. Никто из них не носил средств защиты. Не носит их и сейчас.

Из-за отсутствия шума автомобилей и звуков боев с фронта очень хорошо слышны голоса. Во дворах сидели люди, старушки в домашних халатах прохаживались вдоль Киевского проспекта, мужчина проводил экскурсию молодой девушке с небольшой собачкой.

- Вот здесь был блокпост, - объяснял он.

Девушка внимательно рассматривала. Должно быть, даже представляла, как здесь стояли бетонные блоки, лежали старые советские каски, а молодые парни проверяли подъезжающие автомобили. А быть может, ей было все равно. Не знаю. Они поднялись на Путиловский мост. Шагали по брусчатке особой формы. Я вспомнил, как неприятно было ехать по ней в студенческие годы. Я всегда посыпался, но зато понимал, что наконец-то добрался до Донецка.

Путиловка все-таки смогла удивить. Проходя мимо зданий, которые считал пустыми, обратил внимание на новые стеклопакеты. Их было много. Выщербленные стены и рядом с ними новенькие стеклопакеты. За ними занавески. Некоторые стояли на проветривании. Словом, люди живут. И как бы там кому-то не казалось, но в достаточном количестве.

Прошел мимо улицы Буслаева. Вспомнились донецкие уличные музыканты, которые взяли себе название «Донбасс арена». Двое бодрых старичков стали местными знаменитостями, когда украинское телевидение сняло о них сюжет, как они играют «Smoke on the water» на бульваре Пушкина. В разгар войны они жили на улице Буслаева. В сводках регулярно попадались сообщения о попаданиях в дома по этой улице.

О тех «жарких» днях напоминают следы. То там, то тут можно заметить зияющие дыры, щербины на домах, обожженные стены и тому подобное. И тем не менее, людей можно встретить много. Люди, живущие напротив нефункционирующей больницы, публиковали в социальных сетях видео и сообщали о пожаре.

Донецк уже давным-давно перестал быть пустым городом. И даже в домах, которые располагаются совсем близко к линии фронта, живут люди. Мне кажется это уточнение бессмысленным, потому что я писал об этом сотни и сотни раз, но все равно на страницах украинских изданий можно увидеть, как перекручивается информация с единственной целью – показать, что Донецк пустой город без жизни и людей.

Плевать, не хочется в тысячный раз опровергать ложь. Нет смысла, ведь они будут делать это снова и снова. Реальность останется прежней, вне зависимости от того, что расскажут украинские обзорщики.

Оригинал: https://asd.news/articles/dnr/posle-pozhara-na-putilovke/

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded