denyaleto

Category:

В чаше «Донбасс арены»

Стадион с непростой судьбой

«Донбасс арена» не используют по прямому назначению — проведение футбольных матчей — больше, чем она была в эксплуатации. Последняя футбольная баталия, которая состоялась на донецком стадионе, была 2 мая 2014 года. Тогда «Шахтёр» уверенно победил мариупольский «Ильичевец». Более пяти лет назад «Донбасс арена» установила антирекорд — всего 18 тысяч болельщиков посетило тот поединок. 

Так вышло, что я был на последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы на «Донбасс арене». Эта информация свалилась на меня во время просмотра недавнего матча «Шахтёр-Бенфика». Комментатор в очередной раз вспомнил, что донецкая команда де-факто уже давно такой не является. 27 ноября 2013 состоялся последний матч Лиги чемпионов против испанского «Реал Сосьедада», а 27 февраля 2014 «Шахтёр» проиграл «Виктории» и вылетел из Лиги Европы. С тех пор не состоялось ни одного поединка в еврокубках на стадионе «Донбасс арена». 

Зато в знаменитой компьютерной игре Call of Duty теперь любой желающий сможет «повоевать» на территории ну уж очень напоминающей окрестности спортивной арены донецких горняков. Игрокам никто не расскажет, что боевые действия не велись на стадионе, но для кого это будет иметь значение, когда тебе дают возможность пострелять на «Донбасс арене», пусть прямо не называя вещи своими именами. 

Я во второй раз за время вооружённого конфликта вернулся в чашу донецкой жемчужины. 

Тихим мартовским днём 

В 2020 весна оказалась чрезвычайно пунктуальной. Даже пришла заранее, не стала дожидаться календаря. Март и вовсе жаркий. Вымощенная брусчаткой дорожка к стадиону была согрета тёплыми лучами солнца. Поверхность блестела и слепила. Дул тёплый ветер, забирался под одежду. Девушка в красивом сером пальто слушала музыку в наушниках и листала ленту в социальной сети. Парни снимали свои куртки и шли в одних футболках. Меня обогнали двое малышей, которые неслись к многотонному обездвиженному гранитному мячу. В летнее время его вертит вода. Это особое развлечение для детворы. Они обливаются водой, крутят огромного гиганта своими маленькими ручками и не могут поверить собственной силе. 

В моём рюкзаке болтались камера и пара объективов, книга Грэма Грина «Тихий американец» и блокнот с ручкой. По дороге на «Донбасс арену» я буквально провалился в книгу британца о войне во Вьетнаме в 50-ых. То и дело, я отмечал для себя невероятную правдивость романа, помечая для себя отдельные фразы и даже абзацы, которые могли точно подойти под описание современного вооруженного конфликта в Донбассе. 

«Мы быстро забываем собственную молодость». 

Как же всё-таки давно это было. Значительно сложнее вспомнить детали того дня. Сейчас я помню не само событие, а лишь пережёванное мной же воспоминание. Из-за этого может сложиться ложная картинка тех событий. Отсюда и ностальгия. 

Я шёл по той же брусчатке, что и 6 лет назад... 

Последний разгром 

Это был период, когда в моём кошельке стали появляться лишние деньги, которые я мог потратить на собственное удовольствие. Зарплата продавца-консультанта могла обеспечить всем необходимым студента, начинающего более или менее самостоятельную жизнь. Я мог снять квартиру, купить себе еды, не клянчить на проезд у родителей и даже делать какие-то недорогие подарки. Я был на пороге взрослой жизни. 

Зарплата с прошлого месяца была горячей. Она не просто грела карман, она его сжигала своим теплом. Её я планировал потратить на поездку в Карпаты. Я никогда не был в горах. До сих пор не побывал. Но тогда не вышло, и я потратил кругленькую сумму на акустический Fender из красного дерева, на котором до сих пор поигрываю в своё удовольствие. И всё равно оставалось ещё хорошая сумма. Я никогда не умел откладывать деньги на потом. 

Два билета на матч «Шахтёр-Реал Сосьедад» лежал в кармане моей куртки цвета хаки. С моей одноклассницей мы стали тесно общаться уже после школы. Она была мостиком между студенческой и прошлой жизнью. Хотя мы почти не вспоминали школьные времена, а больше интересовались настоящими успехами. Она, как и я, уже работала, в отличие от её и моих сокурсников. Юля долгое время подрабатывала для оплаты учёбы в Донецком медицинском университете. Факультет стоматологии всегда пользовался популярностью, а, соответственно, бюджетных мест не оставалось даже для отличников. Но осенью 2013-го Юля смогла себя зарекомендовать как единственного студента в группе, который действительно сможет в будущем стать хорошим специалистом. Поэтому преподаватель взяла её в свою частную клинику на проспекте Ильича, недалеко от здания университета. 

С одноклассницей встретились за 10 минут до начала матча. «Донбасс арена» устроена таким образом, что не нужно тратить огромное количество времени для того, чтобы пройти контроль и попасть на своё место, даже если чаша стадиона будет забита болельщиками. К этому времени многие уже ждали матча внутри, а мы без толкучки прошли досмотр на предмет опасных вещей и шли к себе на места. 

Впервые я был так близко к газону и футболистам. Перед нами на деревянной лавочке сидели стюарды. Удобно устроились фотографы. У них были огромные объективы и хорошо оборудованное рабочее место. Ноутбук был включён. Журналисты могли сразу сливать фотоматериал в редакции, чтобы те, в свою очередь, публиковали их на своих ресурсах. Уже тогда меня увлекала эта работа. А после начался матч. Юле он был не очень интересен. Она пришла на представление, проникнуться атмосферой, пропустить через себя душу «Донбасс арены». Я наслаждался тем же, но ещё и матчем. Дуглас Коста вколотил потрясающий гол в девятку испанского вратаря. Как раз за этими воротами находились мы. Вспоминая этот момент, мне кажется, что в ушах до сих пор застыл звук шелеста сетки и шуршание мяча, крутящегося у тоненькой верёвочки. 

Я забрал домой билеты с того матча. «На память», — подумал я. Они долго лежали рядом с ноутбуком, а потом пропали. 

Тогда я решил, что буду ходить на домашние матчи «Шахтёра» почаще. Следующий бой с «Викторией» я также посетил, но это уже была совершенно другая атмосфера. Не было футбола. Была политика. На стадионе появились охранники в бронежилетах. Сейчас я понимаю, что это были инкасаторские броники второго класса. В таком же я впервые попал на фронт. Но шесть лет назад человек в чёрной форме и броне впечатлял. Ультрасы кричали «Слава Украине», а трибуны заглушали их, скандируя «Беркут». Посещаемость «Донбасс арены» резко стала падать из-за ситуации в стране. На матче с чешским клубом было всего 35 тысяч зрителей, что не характерно для еврокубковых матчей. 

Я собирался покупать абонемент на следующий сезон, но «Шахтёр» провёл его на другом стадионе – во Львове. 

Экскурсия для одного 

На рецепшене на входе в музей футбольного клуба «Шахтёр» со скучающим видом сидела женщина в очках. 

— Чем могу вам помочь? 

— Я бы хотел попасть на стадион. 

— Экскурсия будет, — она посмотрела на часы, щурилась. — В три часа. Вы один будете? 

— Да. 

— 200 рублей. 

— А можно без экскурсии? 

— Нет. 

— Но я же смогу фотографировать? 

— Да, но видео снимать нельзя. 

Женщина пробила чек. Позвонила экскурсоводу. 

— Подходите к трём часам. 

Оставалось около 10 минут. Решил подождать своего часа в узеньком коридорчике. За стеклянной дверью хранились ранние трофеи. Тарелка с серебряными футболистами — за второе место в Чемпионате Украины, презент от «Селидовуголь» за победу в Кубке УЕФА в 2009 — отбойный молоток и кусок черного золота, фотография команды начала нулевых, на которой засветились даже Виктор Янукович и Игорь Крутой — тогдашнее близкое окружение бизнесмена Рината Ахметова. Всё это осталось после команды. Клуб не стал забирать их. 

— Проходите. Экскурсовод вас уже ждёт. 

Оставалось ещё пять минут до трёх часов. Видимо, решили, что единственного туриста можно обслужить немного пораньше. Меня ждала молодая девушка. Сложно определить её возраст из-за униформы сотрудника стадиона, которая обезличивала её. В руках у экскурсовода была карта-ключ. 

— Пройдёмте. Меня зовут Ирина. Я вам проведу экскурсию. 

Мы шли по тёмному тоннелю. На стенах висели изображения футболистов. Раньше они провожали игроков на поле в коридоре в подтрибунном помещении. 

Весной 2014 года руководство клуба провело ребрендинг помещения. Новый стиль коридора, по которому футболисты двух команд выходили на поле, презентовал дончанин Ярослав Ракицкий. Команда готовилась к новому сезону, на кассах «Донбасс арены» висели баннеры с капитаном Дарио Срной, предлагающим купить абонемент. Игрокам «Шахтёра» так и не суждено было пройти по новому коридору. 

Я был здесь в 2017 году, когда для журналистов сделали пресс-тур по стадиону. Три года назад «Донбасс арена» перешла под контроль властей ДНР. Мне хорошо запомнились и конференц-зал, и тоннели, и кабинеты, и раздевалки, и массажный кабинет, и прочее. Поэтому я хотел как можно скорее попасть на поле. 

— Для вас, как для журналиста, я покажу зал, где раньше брали интервью у игроков. Сейчас он не функционирует, но вам наверно будет интересно. 

Экскурсовод подвела к закрытой двери. Через стеклянное окошко я разглядел баннеры, на фоне которых игроки давали интервью. Там же были кожанные диванчики, на которых акулы пера ждали своих жертв. 

— И вот, собственно, мы и на стадионе. 

Огромная чаша. В ней чувствуешь себя маленьким и незначительным. Тысячи кресел, сотни ламп, оборудование и нависающая конструкция крыши, напоминающая паутину. Ты в ней – небольшая затерявшаяся крошка. 

Затвор фотоаппарата защелкал. Кадр за кадром. Моего 24 миллиметрового объектива, при огромном желании, не хватило, чтобы охватить весь стадион в один кадр. Нужна была панорама. Поэтому камера не прекращала снимать маленькие пазлы одной фотографии, которую мне предстояло собрать дома. 

Мы поднялись на трибуну. Отсюда ещё лучше видно поле. Не хватало чего-то. Ворот. Их не было. Зелёный газон смотрелся неполноценным из-за отсутствующих рамок. Разметки также не было. 

— В 2014 году постелили новый газон. Украинский, — рассказывала Ирина. 

До этого траву для футбольного поля привозили из заграницы. 

— И как зиму пережил газон? Снега в этом году много навалило, - я присел и потрогал несколько стебельков. 

— Нормально. Как видите. В этом году не так плохо всё было. 

Три года назад, после того, как я опубликовал снимки с «Донбасс арены», украинские издания опубликовали их с заголовками о том, что «террористы убили газон донецкой жемчужины». На фотографиях были лампы, которые «лечили» повреждённые участки поля. Проблема в том, что тогда всего месяц прошёл с тех пор, как «Донбасс арена» перешла под контроль ДНР. За этот непродолжительный период невозможно было довести газон до такого состояния. Сейчас же поле хоть и было не в лучшем состоянии, но заметно было, что сотрудники с трепетом и теплом относятся к нему, берегут, следят за ним. 

К слову, на моих фотографиях также были последствия августовского обстрела. Украинские СМИ скромно умолчали о том, кто же стрелял по «Донбасс арене» в 2014 году. Хотя, по их версии, это делали сами дончане, когда устраивали самообстрелы. Сейчас тоже не обошлось. 

— К нам как-то приходили какие-то блогеры. Поснимали видео. После этого теперь не разрешают снимать. 

Девушка не назвала, что же сняли безымянные пользователи интернета, но я предположил, что видео стало достоянием украинского сегмента. Я писал о подобных анонимных блогерах в своей статье «Игры разума: создание негативного образа, полуправда и Youtube». 

— Конечно, из-за того, что стадион не используют, поэтому всё так смотрится. Как вообще у вас впечатление? — спросила экскурсовод, когда мы возвращались по тёмному тоннелю рядом с парковкой. 

— Тепло на душе. Хоть и с налётом грусти. Мне давно хотелось посетить стадион без людей. Вспомнить что-то знакомое, из прошлого. Не хватает футбольных матчей, — признался я. 

В Донецке продолжают смотреть матчи «Шахтёра». Пусть каждый раз упоминание того, что клуб «донецкий», так как почти шесть лет горняков не было на родном стадионе, вызывает диссонанс, но дончане продолжают поддерживать команду. 

Мы перекинулись парой фраз и разошлись. Я пошёл к выходу, а девушка вернулась на территорию стадиона. 

*** 

Солнце слепило, светило прямо в глаза. Я шёл по залитой теплом брусчатке перед входом в музей «Шахтёра». Рассматривал звёзду Старухина. Колонна детей в чёрной форме проходила по парку Ленинского комсомола. Воспитанники кадетского корпуса имени Александра Захарченко возвращались с экскурсии в музее Великой Отечественной войны. Детишки заходили в жёлтый автобус с табличкой «Дети» на лобовом стекле. Радостный мальчишка лет пяти, в цветастой футболке, подбежал к гранитному мячу. Родители снимали малыша на фотоаппарат. Мама держала забытый самокат, а отец нажимал на кнопку затвора. У касс была припаркована «девятка». Со стороны водительского сидения была открыта дверь. Из салона автомобиля торчала нога. Громко играла музыка. Водитель наслаждался тёплой погодой. 

Трафик в городе ожил. Дорогу уже не перебежишь. Смирно стоишь на переходе в ожидании зелёного света. Дончане будто расконсервировали свои автомобили после зимней спячки. Пока ждал разрешающего огонька на светофоре, рассматривал получившиеся кадры. Ностальгия и грусть — всё, что было на них. 

Оригинал: https://asd.news/articles/dnr/v-chashe-donbass-areny/

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded