Category:

Позывной "Лев"

Значительно проще смириться со смертью того, чье имя для тебя — всего лишь набор безликих букв. Подумаешь, сколько людей ежедневно умирает рядом. Особенно, когда живёшь в мире, где война ежедневно уносит жизни десятков военнослужащих и мирных жителей.

Всё меняется, когда, услышав имя и фамилию, сознание сразу рисует лицо конкретного человека, которому всего пару месяцев назад жал руку, смотрел в глаза и благодарил за поездку на передовую. 

Алексей "Лев" Троцай. Фото: Давид Худжец
Алексей "Лев" Троцай. Фото: Давид Худжец

Когда прочитал о том, что после полученных ран в Авдеевской промзоне погиб командир роты разведки батальона «Восток», который входит в состав ВВ МВД ДНР, мне мало, что дала эта информация. Даже имя и фамилия ничего не сказали, потому что его я знал по позывному «Лев». 

Комроты разведки «Востока» 

Долгое время я не мог попасть на передовую. Более того, год назад я решил, что больше не хочу этим заниматься. Случается так, что вольно или невольно, но меня всё-таки несёт в траншеи. Я договорился с подразделением, с которым ранее не часто сталкивался. Часть батальона «Восток» перешла в состав Корпуса. На этих позициях я был осенью 2017 г., а вот к той части подразделения, что вошла в состав внутренних войск, никогда ранее не ездил. После нескольких согласований командиры «Востока» согласились отвезти меня к себе в окопы. 

На заправке «Route», что на выезде из Донецка, меня подобрал военнослужащий. Было очень жарко, поэтому ехали с открытыми окнами. Покоцанный передовой бусик мчался в сторону Ясиноватой. Там я должен был встретиться с командиром, чтобы обсудить подробности съёмки. Что я для себя уяснил за поездки в окопы, командиры неохотно общаются с журналистами. Подразделение находится под постоянным огнём противника, должно выполнять поставленные задачи командования, а в это время приезжает человек с камерой, который может опубликовать лишние фотографии, тем самым «спалить» противоборствующей стороне позиции. Подобных историй было очень много, поэтому каждый раз, отправляясь на фронт, нужно напоминать себе главную врачебную истину — не навреди. Из-за вышеперечисленных причин большинство командиров, мягко скажем, недолюбливают корреспондентов. Поэтому я себя готовил к холодной беседе. 

Меня высадили во внутреннем дворике расположения батальона «Восток». На здании закреплена огромная эмблема подразделения. У каждого бойца на левом плече пришит шеврон с этим изображением. Я сел за столик и начал листать сводки с передовой, чтобы примерно понимать, какая там обстановка на данный момент. За стол кто-то подсел. 

«Здравствуй, мой позывной «Лев»», — неизвестный протянул мне руку. 

Я не расслышал фразу, потому что полностью был погружён в свой смартфон. Всё, что мне удалось разобрать было «Лев». Передо мной сидел мужчина средних лет, плотного телосложения, одет был в футболку цвета хаки, камуфляжные штаны, на ногах — берцы. У него был уставший взгляд. Это был командир роты разведки батальона «Восток» Алексей Троцай. 

«Расскажи, что ты хочешь пофотографировать?», — в его словах не было ни капли раздражения. Я сразу обратил на это внимание. 

Мы с ним недолго пообщались, он дал команду своим бойцам обеспечить меня средствами защиты, отвезти на позиции в районе Авдеевской промзоны и вернуть целым и невредимым в расположение подразделения. 

Фронт молчал. Всё то время, что я провёл с военнослужащими «Востока», не прозвучало ни единого выстрела. Мне крупно повезло. Хотя, как рассказал мне мой сопровождающий Макс, на этом участке фронта ничего не изменилось с приходом Зеленского к власти. Война тут не утихала, но и не ужесточалась. По крайней мере, на тот момент было так. 

Спустя несколько часов меня вернули на место. Я снял с себя пропитанный моим потом бронежилет, мокрую футболку и поменял её на свежую, которую заранее положил в рюкзак с камерой. «Лев» вышел из здания расположения, поговорил с подчинёнными, после заметил меня. 

«Ну, как всё прошло? Всё сделал, что хотел?», — поинтересовался он. 

Я был более, чем доволен. За долгий перерыв я отвык от передовой, от бронежилета и каски, от вида насыпей из мешков. Карта памяти фотоаппарата была наполнена кадрами, которые мне не терпелось рассмотреть, чтобы отобрать самые удачные для фоторепортажа. Я был искренне благодарен командиру за помощь и содействие в съемке. «Лев» оставил приятно впечатление. 

Мы пожали руки. Я в очередной раз поблагодарил за поездку, а он отдал команду бойцам отвезти меня в Донецк. 

Гибель и прощание со «Львом» 

10 сентября в 16:08 Алексей Троцай умер от полученных ранений. Несколько дней он боролся со смертью, но в конечном итоге костлявая одержала верх. Военный корреспондент ВГТРК Александр Сладков рассказал подробности гибели комроты с позывным «Лев». 

««Лев» погиб, спасая солдат. Он был ранен и скатился по насыпи вниз, на простреливаемое пространство. Его напарник, раненый, лежал наверху. Долго стонал, потом умер. Одна группа шла выручать солдат с фланга. «Лев» рванул к нему прямо на машине. И на хорошо знакомом мне месте попал под украинский крупнокалиберный пулемёт «Утёс». В реанимации три дня организм боролся со смертью. 10 сентября, в 16:08 «Лев» ушёл от нас», — сообщил журналист в своём Telegram-канале. 

12 сентября со «Львом» простились в Ясиноватой. На похороны пришли близкие и родные Алексея, сослуживцы, Александр Ходаковский, военкоры, которые бывали на позициях у «Востока», и рядовые жители ДНР. 

Александр Ходаковский написал в своих социальных сетях: 

«Хорошие слова когда-то спел Чайф: 

поплачь о нем, пока он живой; 

люби его таким, какой он есть...» 

Оригинал: https://asd.news/articles/persony/pozyvnoy-lev/ 

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 106
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded