denyaleto

Categories:

Принципы жизни прифронтовой зоны, или Донбасская банальность

Оригинал: http://asd.news/articles/genocide/printsipy-zhizni-prifrontovoy-zony-ili-donbasskaya-banalnost/ 

Донбасс в сознании большинства людей, проживающих в мирных городах, закрепился как горячая точка. То есть, где-то там далеко перманентно происходят боестолкновения. Тревожит ли это кого-то? Безусловно, да. Но сложно переживать постоянно, когда знаешь, что изо дня в день там повторяется одно и тоже. Пять лет картина не меняется. Постепенно внимание публики остывает. Тысячи погибших стали трагичной статистикой, разрушенные дома — привычной декорацией в репортажах с геотегом «ДНР\ЛНР», а бесконечные безрезультативные встречи в Минске больше не рождают надежды на прекращения безумства в Донбассе. 

Несмотря на отсутствие пристального внимания со стороны общественности, в прифронтовой зоне, это там куда регулярно прилетают снаряды ВСУ, продолжают жить мирные люди. Местные жители не хотели становиться беженцами или переселенцами даже в более безопасные районы Донецка. Каждый из них хотел жить в своём доме. Кто-то всё же покидал на какой-то промежуток времени родное жилище, но как только орудия затихали, хотя бы на несколько дней, тут же возвращались обратно. 

Фото из архива 2015
Фото из архива 2015

Для иностранных журналистов, которые впервые приезжают на передовую в Донбассе, становится откровением общение с такими людьми. Они задают стандартные вопросы: «Почему не уехали?», «Страшно?», «Стреляют?», «Перемирие соблюдается?». Чаще всего, когда местные слышат их, в лучшем случае ехидно улыбаются, а в худшем — подобные вопросы их злят. Что ответить человеку, который ничего подобного никогда в своей жизни не испытывал. Иностранцам приходится объяснять банальные для донбасского конфликта вещи. 

За весь период, что я ездил на прифронтовую зону, я для себя смог определить некоторые стандартные ответы от местных жителей, из которых можно сложить принципы их жизни вблизи передовой линии обороны. Приведу в пример один из разговоров журналистов вблизи фронта. 

Имена называть не буду. Это ещё одна из особенностей донбасского конфликта — у многих на «той стороне» есть родственники, знакомые, друзья. К тому же, часто в опасных районах живут старики. Они отправляются на территорию Донбасса подконтрольную киевским силовикам с целью получить свою заработанную долгими трудовыми годами пенсию. 

Подобный разговор был в посёлке Спартак. Населённый пункт регулярно попадает в сводки обстрелов. Здесь практически отсутствуют признаки цивилизации, но небольшая группка людей продолжает жить сообща, если быть точным — выживать. 

Фото из архива 2015
Фото из архива 2015

***

Почему не уехали? 

— А кому мы там нужны? Ехать то и некуда. Даже если бы и было куда ехать, то не поехал. Что мне там делать? На шее висеть у дальних родственников? 

— Меня звали родственники. Побыла какое-то время и больше не выдержала. Но признаюсь, даже дети устают от своих родителей, когда те гостят у них слишком долго. А здесь хоть и стреляют, но у себя дома. Тут моя кошка. Как же она без меня? 

— Нам снимали квартиру в Санкт-Петербурге. Красиво там, конечно. Но всё-равно хочется домой. Куда же мы уедем? Не хотим. 

— Тут наш дом. Мы не уедем никуда. А чего мы должны уезжать? Пусть лучше они (Вооруженные силы Украины — ред.) уходят отсюда. Не мы к ним пришли, они пришли нас сюда убивать. А мы им не дадим то, чего они хотят.

— Я не уезжают отсюда, потому что я здесь живу. И надеюсь, наши защитники нас защитят. А то мы боимся, что прорвутся. 

Фото из архива 2015
Фото из архива 2015

Стреляют? Как ночь прошла? 

— Нормально ночь прошла. Два дома сгорело по Киевской улице. 

— А чего же тогда нормально? 

— Спалось нормально. Сплю в подвале. 

— У нас ни единого дня перемирия не было. Иногда бывает днём тихо, но такое. 

Почему не соблюдают перемирие? 

— Не знаю. Все хотят мира, но почему-то не соблюдают перемирия. Значит чего-то другого они хотят. Не хотят они мира. Это мы хотим мира, а они нет. 

— Нет никакого перемирия. Оно существует только на бумаге. Сюда как прилетало, так и прилетает. Это где-то в Донецке бывает мир, а у нас такого не бывает. 

— Ха, какое перемирие? О чем вы? Не было его ни дня. Пару часов затихнет, ОБСЕшники поснимают, и то днём, уедут и всё по новой. Нет никакого прекращения огня. 

Фото из архива 2015
Фото из архива 2015

Постепенно у людей, живущих в постоянном стрессе, пропадает инстинкт самосохранения. Они настолько привыкли жить в страхе, что просто перестали на него обращать внимание. Даже в подвал не всегда спускаются, чтобы «напрасно силы не тратить». 

— Я по ранению группу (инвалидности) получила. Все забежали, а я не успела. Два прямых попадания к соседям. Там кирпичный забор был. Не успела забежать в подвал. Считали, что у меня ковчег здесь. (показывает небольшую землянку). Сейчас я уже не бегаю в подвал, потому что мне опасно. Это наш подвал, где мы сидели. Здесь молились. Иконка здесь стояла. 

Фото из архива 2015
Фото из архива 2015

***

Описывать подобный феномен — банальность для Донбасса. Те, кто живут здесь или бывал хотя бы раз, сталкивался с нежеланием жителей прифронтовой зоны покидать место, к которому прикипели, а с войной — так и вовсе посчитали, что будет предательством всё бросить и уехать в безопасную зону. 

Пока не испытаешь того, что переживают люди, живущие в «красной зоне», невозможно понять их мировоззрение. 

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded