denyaleto

В городе Че I Гостевая заметка

Поезд замедлял ход. Ритм колёс становился спокойным. Торопиться уже некуда, ведь мы были на месте. В окно купе мы рассматривали домики, укрытые снежной шапкой. Они были очень похожи на те, которые рисуют в детских книжках. В моём сознании именно так должна выглядеть настоящая зима: огромные сугробы высотой в человеческий рост, заснеженные улицы, пар изо рта, колючий мороз и слепящее солнце, пробивающееся сквозь редкие облака. Примерно так нас встретил провинциальный российский город Череповец. Мы выбрались из вагона на промёрзший перрон, где родственники, друзья и близкие встречали пассажиров. Тёплые объятия согревали в холодные -20. Люди вернулись туда, где их любят и ждут. Меня всегда умиляли такие сцены, потому что возвращаться домой — самое приятное, что испытывает человек, вернувшийся издалека. Мне знакомо это ощущение.

Знакомство на перроне

В здании железнодорожного вокзала города Череповец стояли люди с чемоданами. Все вызывали такси, а мы делились первыми впечатлениями. После тёплой донецкой зимы чувствовать пощипывание на лице было даже приятным. Глубоко внутри себя все мы хотели, чтобы новогодние праздники прошли в подобной атмосфере, а не под аккомпанемент стука декабрьского дождя по подоконнику. Здесь было совсем иначе: морозный воздух, клубы пара изо рта, мороз щипает щёки – настоящая зима.

После шумной, суматошной и бурлящей столицы, где о бесконечные потоки людей стирается ощущение собственной уникальности, Че показался мне уютным, в каком-то смысле даже «ламповым» городом, где я чувствовал себя абсолютно комфортно. Мы проехали по заснеженным улицам, где с крыш домов свисали огромные замёрзшие водопады, которые весной начнут "оживать". Мимо проезжали автомобили, на перекрёстках закутанные в тёплые шарфы пробегали череповчане. Запомнились долгие остановки на светофорах. Порой нам приходилось стоять больше минуты. В Донецке таких долгих остановок на перекрёстках не встретишь. Во время одной такой остановки мимо нас проехал автобус хоккейного клуба "СКА".

— Мы сегодня пойдем на их игру, — анонсировала Настя. Она заметно нервничала, и при каждом удобном случае перечисляла весь план действий, чтобы ничего не забыть. Нервозность выдавала в ней ответственность. Несмотря на то, что она организовала всё превосходно, благодаря чему мне совершенно ни о чём не нужно было думать, а достаточно было слушать инструкции юной девушки, Настя переживала, что что-то пойдет не по её плану.

Наша программа оказалась очень насыщенной. Времени на отдых не оставалось, но мы и не за этим сюда приехали. После оказалось, что хоккеисты разместились с нами в одной гостинице.

Стали заселяться. Девушка на рецепции взяла наши документы и вводила данные в компьютер. Проблем не возникло, за исключением того, что девушка по неосторожности начала записывать в графе "страна" — "Украина". Паша поспешил объяснить ей, что в руках она держит паспорт Донецкой Народной Республики, которая не является частью государства, которое уничтожает несогласное население Донбасса. После он достанет из своего рюкзака триколор, и объяснит, с каким флагом погибают парни на передовой в Донецке.

Военкоры на Шексне

Немного отдохнув в своих номерах, мы решили, что перед выступлением Семёна Пегова пройдёмся по городу без сопровождения наших экскурсоводов. На улице заметно потеплело, но всё равно температура была значительно ниже, чем в родном нам Донецке.

Контрастность – вот, что я отметил для себя в первую очередь. Че — город, где старинные дома-музеи соседствуют с ультрасовременными пластиковыми коробками, следом за ними срубы и ледовый дворец с гипермаркетами, а чуть дальше – огромный мост через замёрзшую реку Шексна, по которой мы и решили пройти. По толстому льду, укрытому слоем снега, гуляли местные жители с собаками, рыбаки ловили рыбу, а любители экстремальных видов спорта катались на снегоходах. Как мы после узнали, для Череповца это нормальная ситуация, ведь за городом, кроме как на снегоходе, проехать ни на чём нельзя.

Под ногами скрипели снежинки. Редко когда под толщей снега можно было увидеть лёд. Ярко светило февральское солнце. Оно прямо-таки ослепляло. В какой-то момент я почувствовал, что становится жарко. Очередной контраст. На фоне виднелись промышленные предприятия, выбрасывавшие облака в голубое небо. Мне вспомнился день, когда ВСУ нанесли мощнейший удар по Донецку, и над шахтёрской столицей вознёсся огромный гриб. Жуткое зрелище, которое дончане навряд ли забудут.

Солнце насыщало красками всё, чего касались его лучи. Чёрно-белый тусклый пейзаж будто от кисти невидимого художника обретал совершенно иную окраску. Детская раскраска становилась настоящим произведением искусства. Даже старинный деревянный дебаркадер, который, склонившись над ржавыми останками мелких суден, на наших глазах постепенно преображался. Слово "дебаркадер" было для меня открытием, ведь раньше я с ним нигде не встречался. Теперь я понял, что чувствуют россияне, которые впервые слышал слово "террикон". Рядом с дореволюционной постройкой ржавели два старых судна. Ничего подобного в родных краях я не встречал, и поэтому жадно снимал всё, что попадало ко мне в объектив. Разумеется, мы залезли внутрь и прошлись по дебаркадеру. Как в детстве, мы ходили по запрещённой территории. Вдруг проснулась какая-то любознательность. То ли от ощущения того, что сейчас выйдет сторож и прогонит нас, то ли от неизвестности, но мне эта прогулка показалась мини-приключением. Стоит признаться, что всё-таки пожилой мужчина задал нам пару нецензурных вопросов. И это было точно так же, как в детстве, когда мы с друзьями прыгали по крышам гаражей.

Где-то вдалеке всё так же дымили доменные печи и урбанистический пейзаж так же завораживал. Мы поднялись вверх по дороге. Проходили мимо небольшой площадки, где молодые мамы с малышами игрались с ледяными скульптурами, катались на деревянной горке, один мальчуган очень забавно перебирал руками, чтобы проскользить как можно дальше, а совсем маленьких бабушки тянули за верёвочки на санках. Повсюду были старинные деревянные домики. Будто в прошлое попал или на картину знаменитого русского художника пейзажиста. А затем мы повернули за угол — очередной скачок во времени. Под снежной шапкой виднелась красная кровля современной пластиковой коробки. Спустя десять минут мы добрались до пункта назначения — Череповецкий государственный университет.

ЧГУ

Нас уже ждали. На столе в небольшой комнате с баннером стояли тарелки с пирогами, кружки и термопот. Нас проводили гостеприимные сотрудники кафедры связей с общественностью, журналистики и рекламы во главе с заведующим Александром Валентиновичем. Его возраст сложно было назвать наверняка. Профессор выглядел подтянутым, в стильном костюме и даже очки не прибавляли возраст, а скорей дополняли его образ. Он улыбчиво поприветствовал нас и предложил угоститься приготовленными вкусностями.

— Художник должен быть голодным, — пошутил я. Есть не хотелось. Хотя пироги пахли потрясающе, и если бы не нервозность перед выступлением, то, скорее всего, мы бы накинулись на них и умяли с аппетитом, что мы, собственно, и сделали уже после лекции Семёна.

В ярусной аудитории за партами сидели студенты. Свободных мест не было. Молодые люди что-то активно обсуждали друг с другом. Но всё изменилось, когда зашли гости. Семён начал свою лекцию с показа сюжета из Донбасса. Относительно свежий. В декабре украинские военные нанесли мощный артиллерийский удар по Ясиноватой. По лицам студентов было заметно, что они совершенно не следят за тем, что происходит в регионе. Средний возраст слушателей был примерно лет 19. Когда разгорелся вооружённый конфликт в Донбассе, они как заканчивали школу. Скорее всего им вовсе было неинтересно смотреть новостные сюжеты с разрушенными домами, разорванными телами и толпами беженцев на границе Российской Федерации. Им нужно было устраивать своё будущее в мирном и спокойном Череповце. А тут Сёма начал рассказывать о своих командировках в Сирию, Египет, Майдан, Донбасс. Вспоминал погибших коллег и друзей. Для студентов это было что-то из мира фантастики. Голливудский боевик, который можно посмотреть с попкорном. Но так как мы живем в этом экшне, своё выступление Паша решил начать с того, что ввёл молодых россиян в военную реальность Донбасса. Первым делом военный оператор повесил за спиной флаг Донецкой Народной Республики, с которым он путешествовал. Затем он показал свой паспорт и вспомнил, как начиналась война для каждого из нас. Студенты скучали, но всё изменилось, когда на экране появились картинки из военных сюжетов Павла. Некоторые достали свои айфоны, чтобы снять на видео то, что происходило на экране — постапокалиптические картинки разрушенного Донецкого аэропорта, личинки в распухшем теле украинского военного, сожжённая военная техника ВСУ под Иловайском. Кадры впечатлили аудиторию. Ещё долго военный оператор проводил свой мастер-класс, но студенты уже не были прежними. Пусть и на экране, но война впечатлила их, оставив свой след в сознании молодых людей, незнающих ужасов боевых действий.

Вечерний досуг

После наших лекций Александр Чернов подарил нам по экземпляру книги о знаменитом череповчанине художнике-баталисте В. Верещагине. Меня заставила улыбаться подпись, в которой Александр Валентинович назвал меня "Медиа-баталистом". Ещё одна книга пополнила мою личную библиотеку, в которой уже достаточно книг о войне.

Оба вечера в Череповце были по-своему запоминающимися. В первый вечер мы отправились в Ледовый дворец, где играли молодёжные команды "Алмаз" и "СКА". Матч был наполнен драматизмом, несмотря на то, что спортсменам было до 20 лет. Счёт открыли гости. Когда мы зашли на арену, на табло уже было "0:1". Мы прошли мимо скамейки питерской команды, где мой взгляд сразу остановился на фамилии Овечкин. Молодой однофамилец, наверно, лучшего современного хоккеиста ждал, когда его выпустят в бой. Комментатор и по совместительству одногруппник Насти Максим провёл нас на наши места и смотрел игру вместе с нами. Мне тяжело было усидеть на месте. Раз фотокор - всегда фотокор. Мне хотелось снимать что-то новое, что раньше мне не доводилось щёлкать. Но меня попросили занять своё место, потому всё остальное время мне пришлось скучно наблюдать за матчем. Две бессонные ночи дали о себе знать и со стороны могло казаться, что я с безразличием наблюдаю за баталиями на льду. Но это было не так. Мне действительно было интересно наблюдать, как хозяева сначала сровняли счет, а затем вышли вперёд.

Под конец игры "Алмаз" выигрывал на одну шайбу. Питерские хоккеисты старались изо всех сил. Тут были и зачатки драк, и поломанная клюшка, и удаления. Словно в драматическом спортивном фильме, "СКА" сравнивает счёт на последних секундах, буквально затолкав шайбу в ворота хозяев. Команды поделили по одному очку, но оставалась битва за ещё одно. В дополнительном периоде игра шла до забитой шайбы. Если бы за 5 минут никто забросил бы в ворота соперников чёрный пластик, исход игры решили бы болиды. Но до них дело не дошло. Более подготовленные спортсмены из северной столицы забрали 2 очка в матче с череповчанами. Хозяева было уже поверили в свою победу, расслабились и довели дело до победного финала, за что и поплатились. А питерцы проявили характер.

Вечером следующего дня перед отъездом в Москву мы пошли в камерный театр, где должны были посмотреть спектакль, название которого я даже не стремился запомнить. Представление было скучным и банальным. Шутки показались пошлыми, но зал почему-то смеялся. Мне же казалось, что они из приличия это делают только потому, что того требовал этикет. В зале сидели женщины с причёсками, сделанными специально под этот выход в свет, рядом с ними сидели их мужчины и делали вид, что им интересно наблюдать за тем, как сотрудник цирка, который снял комнату у пожилой дамы, пытается играть в любовь с хозяйкой.

Долго не думая, мы ушли с представления. На улице падал снег. Снежинки кружили в свете фонарей. Мимо проезжали автомобили, автобусы, куда-то торопились местные жители, а мне было так комфортно прогуливаться по незнакомым улицам. Не запоминать их, а просто любоваться причудливым домикам, которые я раньше не встречал. Уезжать не хотелось. Мне бы ещё хотя бы один день, чтобы насладиться настоящей мирной жизнью провинциального города, где на окраинах людям не нужно прятаться в подвалах от обстрелов.

Пора возвращаться домой

И снова ритмичный стук колёс. Поезд вёз нас в обратном направлении. Нам предстояло преодолеть 1500 км. Компании распивали спиртные напитки, объединялись с соседними столиками и повсюду была атмосфера торжества. В приятной беседе в шумном вагоне-ресторане часы пролетали незаметно. Вместе с Настей мы обсуждали прошедший форум, говорили о Донецке, о войне и мире, делились мыслями о грядущем будущем.

— Извините, но мы через 15 минут закрываемся, — вежливо произнесла официантка.

На часах было 2 часа ночи. За окном мелькали огоньки фонарей, столбы, деревья и едва заметные в темноте домики. Наш поезд ехал в столицу.

***

В наушниках репера Оксимирона сменил вокал Лёвы из Би-2 :

"...Триста коньяка, самолёт все выше - и стал вдруг,

Описав круг над мысом точкой - дерзай, друг, а там, внизу -

[Припев, Би-2]:

Любовью чужой горят города,

Извилистый путь затянулся петлёй;

Когда все дороги ведут в никуда,

Настала пора возвращаться домой..."

"Символично", — подумал я, когда мурашки побежали по коже. В это время стюардессы "Аэрофлота" разносили сендвичи и разливали напитки пассажирам. Я смотрел на надпись "Выход" — иллюзия безопасности, если самолет рухнет, то никакой выход не спасет. Позади было приятное приключение, послевкусие которого ещё не отпустило. Я был под впечатлением, но если посмотреть объективно, то мы так и не узнали, каково это – жить в Череповце. Мы были лишь однодневными гостями, но это было приятное знакомство со старинным городом, с невероятной и неповторимой архитектурой, морозной зимой и добрыми сочувствующими людьми.

Я смотрел в иллюминатор. Складывалось ощущение, что мы никуда не движемся. Застыли в облаках. А в это время там внизу любовью чужой горели города, люди жили свои жизни: куда-то торопились, строили планы на будущее.

Нас же через несколько часов ждал родной Донбасс, в котором всё так же продолжается война...

P.S.

Не успел вернуться из гостеприимной России, как побежал в книжный. На память о поездке в славный город Череповец хотел купить себе какую-то книгу, чтобы она мне напоминала в будущем о заснеженном северном городе с невероятной и неповторимой архитектурой. Но как оказалось, книги в аэропорту Москвы стоят в три раза дороже, а времени зайти в книжный в Череповце не было. Поэтому решил приобрести чтиво в родном Донецке.

В руках я держал три книги: Симонова, Хэмингуэйя и Оруэлла. Но нужно выбрать было лишь одну. Остановился на последнем. Меня привлекло название "Глотнуть воздуха". Поездка в РФ стала для меня тем самым глотком воздуха, в котором нуждался.

Фоторепортаж по ссылке https://vk.com/album359231831_252117246

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 107
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded