В Зайцево без перемен

"А мне приснилось миром правит любовь" (с) Виктор Цой 

На  въезде в посёлок нас встречает предупредительная табличка "С дороги не  съезжать". Ноябрьская морось налипала на лобовое стекло. "Дворники"  безуспешно пытались убрать капли, но дождь снова и снова застилал вид  водителю. Снаружи в разные стороны то и дело разлетались лужи и грязь.  Нам на встречу выехал громоздкий и неповоротливый белый автобус с  толстыми красными линиями на корпусе. Он остановился напротив указателя  "Зайцево". В него забрались пассажиры. Пыхтя, он поплёлся по дороге,  разбрасывая во все стороны слякоть. 

Въезжая в глубь населённого  пункта, значительно увеличивалось количество посечённых осколками  металлических ворот. "Залатанные" деревянными досками дома, забитые ДСП  окна, разбитые бетонные заборы — всё это типичный антураж фронтового  Зайцево. В той части посёлка, которая считается мирной, я заметил  знаменитый памятник советским солдатам. С моего последнего визита он  значительно изменился. Раньше на выцветшем памятнике с изображенными  воинами зияли дыры. Проезжая мимо, я заметил, что его отреставрировали. 

Недалеко  от этого места в прошлом году мы раздавали гуманитарную помощь  маленьким жителям посёлка, которые только собирались пойти в школу. Для  них это был шаг в новую жизнь с учебниками, ранцами, уроками, встречами с  новыми друзьями. Но параллельно с этим в их жизнях оставалась война.  Каждый день после уроков малыши должны возвращаться в зону боевых  действий. Позади остался дом, рядом с которым я вручил розовый ранец с  канцелярией маленькой Насте. Перед глазами стояла искренняя улыбка и  порыв безудержной радости девочки от полученного долгожданного подарка.  Копаясь в собственных воспоминания, я не заметил, как из "мирной" части  Зайцево мы перебрались в его фронтовую часть. На самом деле, это  довольно-таки просто сделать, ведь безопасных мест здесь вовсе нет.  Военную часть от мирной отделяют лишь несколько сотен метров, что в  условиях постоянных артиллерийских обстрелов ВСУ - совсем незначительное  расстояние. В таких ситуациях задумываешься, где может быть безопаснее:  в окопе или в незащищенном доме-землянке, чьи стены разлетаются в пух и  прах при попадании снаряда. 

Высокое серое небо походило на тонкий  алюминиевый лист. Солнечные лучи не могли пробиться сквозь него. Дул  холодный ветер. Берцы "чавкали" при каждом шаге. Последние несколько  дней дожди не прекращались. Вода размыла землю и повсюду теперь была  грязь. Местами можно было почувствовать что-то твёрдое. Это были  металлические поржавевшие осколки. По такой смеси из земли и металла мы  пробирались к позициям Вооруженных сил ДНР. К нам на встречу вышел боец с  позывным "Хама". Это мужчина лет 35-ти с уставшими серыми глазами, военной форме и черных берцах. Глядя на него, можно было сразу понять,  насколько выматывают боевые действия. Он всё же радостно поприветствовал  нас и провёл к себе. На правом рукаве я заметил забавный шеврон, который так же как и посёлок, уже стали легендарными. На нём был  изображен жующий укроп заяц в советской каске с красной звездой. Над  зубастым была надпись "Мы из Зайцево", а ниже — "и нас рать". 

На плите, испуская пар, закипал старенький чайник. По чашкам уже были рассыпаны сахар и кофе. 

— Может быть, кто-то хочет с молоком?, — спрашивает боец. 

Заливая  чашку кипятком, он добавил из пластиковой бутылки сгущённое молоко.  Запах ароматного фронтового кофе распространялся по тёмной комнате.  Единственный источник света — лампочка, висящая над столом. Сидя за  столом, "Хама" рассказывает о ситуации на этом участке фронта:

— Да всё как всегда. Ничего не меняется. Обстреливают нас каждый день. Нам приходится отвечать. 

В этот момент слышим, как начал "работать" крупно-калиберный пулемёт.

— Время подходит. Вот они и начинают стрелять. Скоро снова всё начнётся, а пока мы можем выпить кофе. 

Дым  из чашки зависает над столом. А я думал о том, что несколько дней назад  украинская армия обстреляла Донецк, ту его часть, которая последние  полгода жила мирной жизнью. Люди успели отвыкнуть от обстрелов, что  сыграло злую шутку. Артудар, как отрезвляющий холодный душ, напомнил о  том, что совсем  рядом, и она не окончена. Но здесь не было этих мирных мгновений. В  Зайцево люди не знают, какого это - расслабиться хотя бы на вечер.  Праздники и рядовые будни они проводят в состоянии боевой готовности.  Каждый из местных жителей умеет быстро перебраться в относительно  безопасную часть своего жилища. И не важно - ребенок это, или же старик,  а может и беременная девушка. Все знают, как нужно действовать во время  обстрела. 

Зайцевская грязь прилипала к ботинкам. Держать в руках  камеру было холодно. Периодически мне приходилось менять руки, чтоб  вторая могла немного согреться в кармане. Я подошел к ещё одному  памятнику советским солдатам. Посеченный осколками барельеф, на котором  изображены портреты двух антифашистов, собрал вокруг себя мини-музей  украинского террора. У подножья и на самом памятнике разложены останки  снарядов, которыми ВСУ обстреливают посёлок. 

— Вот таких "подарков"  здесь очень много. У мирняка в огородах их даже больше, чем здесь. Они  (украинские военнослужащие-ред.) стреляют же не по нам, а по безоружным.  Не знаю, для чего они это делают,- негодует "Хама". 

На всех  участках фронта, на которых мне довелось побывать за это время, все  военнослужащие ВС ДНР рассказывают подобные истории. У ВСУ не стоит  задача воевать с защитниками Донбасса, их цель — запугать мирное  население, заставить покинуть дома. Что это, если не террор? 

Ведь ещё в 2014-ом можно было сделать всё иначе. Если бы украинское  правительство не взяло курс на войну с собственным народом, то можно  было избежать кровопролития и уничтожения инфраструктуры Донбасса. Будь у  майданной власти цель объединить страну, в чем они пытались убедить  украинцев, вешая на всех каналах украинский флаг с подписью на двух  языках "Единая страна\Єдина Країна", то на Донбасс поехали бы  переговорщики, а не националисты и армия. Но всё это пустое. Мысли,  которые я прокручивал в своей голове, выезжая из Зайцево, были абсолютно  бессмысленны. История не терпит сослагательного наклонения. Не будет  как-то иначе, чем уже случилось. С этим нужно смириться и думать, что  делать дальше, чтобы ничего подобного впредь не повторялось. Но, видимо,  мы плохо выучили уроки истории, раз вновь вынуждены брать в руки  оружие, чтобы защитить свои дома и семьи.

Фоторепортаж

promo denyaleto march 9, 2015 12:44 108
Buy for 50 tokens
Ты живешь в стране, в которой родился и считаешь своей Родиной. Ты её любишь такой, какая она есть, со всеми недостатками. Она неидеальная, так же как и всё в этом мире. Звезд с неба не хватаешь. У тебя работа, которая дает тебе энное количество денег, чтоб купить себе поесть, одеться, провести…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded